Нет, Ассоль
бросил пить и продолбал эполеты
Название: Болотные огни
Автор: Лорен Хансен
Бета: Koizumi-san
Фандом: Pandora hearts
Размер: мини, 2379 слов
Пейринг/Персонажи: Оз, Винсент
Категория: джен
Жанр: разведка!AU, general
Рейтинг: G
Краткое содержание: Какова вероятность того, что с неожиданно свалившимся на голову "юным дарованием" можно сработаться.
Примечание/Предупреждения:
- возможен ООС

Винсент на девяносто процентов был уверен в том, что в ближайшее время ничего хорошего не произойдёт. Просто не сможет произойти.
«Девяносто девять», — поправил он себя, взглянув на широко улыбающегося собеседника. — «Один процент оставим на какое-то чудо.»
Он ни на секунду не сомневался, что только чудо поможет ему сладить с Озом Безариусом и не убить его до конца месяца.
«Одну десятую процента», — окончательно решил он, глядя, как Оз радостно теребит в пальцах его любимую ручку.
Ручка в тёплом деревянном корпусе была подарком Гилберта и уж точно не должна была попадать в чужие руки.
— Тебя не учили, что не стоит брать вещи с чужого стола?
Оз пожал плечами и демонстративно поставил ручку на место.
— Это наш общий стол, между прочим. Во всяком случае, — он взмахнул рукой, указывая на груду вещей в углу, — пока ты не уберёшь своё барахло с моего стола.
— Пока тебя сюда не направили, это тоже был мой стол.
— Но сейчас-то он не твой.
— Со своего стола мог бы и сам убрать.
— Но это твоё барахло. Мне не нравится, когда на меня смотрят, как на оживший труп гадюки.
Винсент хотел было объяснить мелкому гадёнышу, что проблемы с засорением стола касаются только хозяина этого самого стола, но вспомнил о завалявшихся среди груд бумаг письмах и решил, что проще будет спрятать это самому.
— Чего оживший-то?
Груда документов никак не помещалась в шкаф. Возможно, стоило бы её как-то упорядочить — выкинуть давний хлам, нужное сложить в несколько стопок, но у Винсента не было ни малейшего желания возиться с ними.
— Потому что смотришь так. Вроде бы и брезгуешь, но вдруг наброшусь? Шкаф-то потом можно будет открывать без риска, что всё это на меня свалится?
— Вот и проверишь, — Винсент старательно прижал дверцу. Шкаф жалобно скрипнул, но не открылся. — Иди уже за свой стол.
Оз фыркнул, но Винсентов стол и ручку оставил в покое.

В том, что у высшего руководства с головой не всё в порядке, Винсент был глубоко убеждён ещё с первых дней работы. Чувство юмора у них было странным. Мягко говоря...
«Юный гений, ну конечно!»
Судя по тому, как настойчиво Винсенту предлагали взять ответственность за нахально улыбающееся дарование на себя, что-то тут было нечисто. Он уже давно усвоил — чем настойчивей Оскар Безариус предлагает, тем больше проблем получает согласившийся. А уж если к нему присоединялся Барма, то оставалось только заворачиваться в саван и готовиться к похоронам в закрытом гробу. Особенно если...
— Вы же знаете, что я не умею работать с новобранцами.
— Всего на месяц!
— Тем более!
— До возвращения Гилберта.
— А ваш гений не подождёт?
Вообще-то Винсент понимал, что обречён — иначе описать грядущее сотрудничество с Озом он никак не мог. Был обречён с самого начала, ещё когда ему ненавязчиво (в лучших традициях начальства, конечно) вручили папку с досье на самого юного из всех нынешних сотрудников подразделения «Пандора».
Он открыл было рот, чтобы ещё раз возразить, но махнул рукой. Всё равно без толку. Пригрозят, убедят, заставят — результат один.
— Хорошо. Я согласен.
— Вот и замечательно! — Оскар хлопнул его по плечу с такой силой, что Винсент пошатнулся. — Думаю, вы поладите.
«Несомненно!», — подумал он тогда, глядя на показывающего ему язык Оза.

Вообще-то они и до того были знакомы, но недолго. Вместе учились — если это можно было так назвать, конечно. Сам Винсент с Озом почти не виделся, но Гилберт был его куратором три года — от поступления Оза в колледж до собственного выпуска. Они общались и после этого, но гораздо реже, а в последний год, когда Гилберт проводил больше времени в разъездах, чем в собственном доме, общение и вовсе сошло на нет.
Остальное Винсент знал из документов. С блеском окончил Академию, а затем вместо трёхлетней традиционной муштры надавил на дядюшку, а последствия этого решения расхлёбывать как раз Винсенту.
И почему он не мог дождаться Гилберта? Или хотя бы пойти к... к... Да к кому угодно, мало ли в Пандоре людей?
— Ты так и не объяснил.
— Что?
— Ничего.
Орехи он со стола таскал без малейшего зазрения совести. Винсент признавал у Оза наличие в голове мозга, но при этом был убеждён, что никаких зачатков стыда, совести и других качеств (которыми Винсент и сам обременён не был) у него не наблюдалось.
— Оставь мою еду в покое. Что именно я тебе должен был объяснить?
Оз демонстративно сцапал из вазочки ещё горсть орехов и уселся на край стола. Хорошо, что своего — покушения на свой стол Винсент бы не выдержал.
— Например, чем я должен заниматься. И учти, что «молчать и не мешать» я не буду.
Через полчаса он почти признал, что согласен работать с Озом. Или, как минимум, обсуждать с ним рабочие вопросы.
Через тридцать пять минут он нашарил вазочку с единственным грустным орехом на дне.

При всех своих плюсах (с точки зрения Самого, естественно), высшее руководство хоть как-то облегчать жизнь своим подчинённым не любило. И самих подчинённых тоже как-то не особо, но к этому можно было привыкнуть, а вот к периодическим неудачам в деле отлынивания от прямых должностных обязанностей — нет.
Винсент действительно надеялся, что наличие у него подопечного — личная ответственность, юное дарование и так далее, пока высшему руководству в лице Оскара Безариуса не надоест, как-то поможет отказаться от текущего дела. Не то чтобы оно ему не нравилось, но в любых видах разведки он никогда силён не был, предпочитая заниматься дезинформацией. Сбором же информации обычно занимались другие люди.
Отказаться от задания было довольно проблематично. Не принято, да и руководство не оценит.
Лазейки в этом, конечно, были. Одной из таких лазеек Винсент надеялся сделать Оза — раз уж на его голову свалилось кураторство, то и пользу из него извлечь стоило бы. Но нет.
— Возьмёте его с собой на задание.
От представившейся перспективы Винсент поёжился.
— Там надо просто забрать документы. Вы же знаете...
Барма отложил ручку и взглянул на него.
— Вот именно. Просто забрать документы и снять копию. Насколько я помню, вы это уже проделывали?
Это было по меньшей мере нечестно. Естественно, проделывал — довольно позорная строчка биографии Винсента, о которой он предпочел бы забыть. По разным причинам забыть.
Третье самостоятельное дело, первое (и до настоящего момента единственное) задание такого рода и единственный провал за всё время работы.
Он уже успел найти требующиеся бумаги, которые хозяин довольно беспечно держал в незапертом ящике стола, когда выяснилось, что супруга хозяина, дама достаточно бойкая, несмотря на возраст и количество морщин, которого должно было бы хватить на жителей небольшого городка, всё это время следила за кабинетом мужа через потайной глазок.
О дальнейшем Винсент предпочитал не вспоминать.
Документы ему потом вручили — оригиналы, даже не копии. Собственно, это-то и было основной претензией Бармы — не хватало ещё, чтобы хозяин бумаг в их поисках вышел на организацию. К счастью, возвращать их пришлось не Винсенту.
— Было дело, — сквозь зубы уронил он.
— Вот и передадите ему свой... опыт. Копии всего, что может указывать на связь Баскервиля с контрабандой оружия. Копии, Винсент.

В ожидании Баскервиля Винсент скучать не собирался. Несколько раз обошёл зал и, определившись, протянул руку одной из тоскующих девушек.
Долго уговаривать её не пришлось: Ада, как она представилась, пришла без кавалера и была отнюдь не против потанцевать. Да и после танца с удовольствием позволила увести себя к одной из колонн. Неплохая собеседница и просто привлекательная девушка — этого было вполне достаточно для короткого и ни к чему не принуждающего романа.
Пригласить её на дальнейшую встречу Винсент не успел — Оз, появившийся откуда-то из середины зала, схватил его за руку и потащил подальше от толпы и растерянной Ады.
— Ты вообще в своём уме?
Винсент фыркнул.
— Безариус, — как можно мягче пояснил он, — если у тебе неожиданно брюки малы стали, то было совсем не обязательно уводить меня в тёмный угол. Вокруг столько дам!
Оз покраснел. Винсент не мог понять, от стыда или из-за плохо скрываемой ярости.
— Вот именно! Столько девушек, а тебе надо именно мою сестру...
Он запнулся.
— Соблазнить? Совратить? Пригласить потанцевать? Убить с особой жестокостью? Втянуть в наше задание? Выражайся конкретнее.
Сердился он забавно. Во всяком случае, Винсенту нравилось доводить его до этого и наблюдать.
— Всё вышеперечисленное! Ещё и во время работы! Или тебе меня не хватает? Да как она вообще на тебя могла внимание обратить?..
Договорить Оз не успел — Винсент зажал ему рот.
— Во-первых, — прошипел он ему на ухо, — отношения выясняют либо тихо, либо в уединённом месте, а не в полный голос и посреди задания. Во-вторых, — руку пришлось отдёрнуть. Резцы у Оза были острые и кусался он больно, — если ты так сильно хочешь выяснить, что же во мне нашла твоя сестра, можем... Да хоть бы и потанцевать для начала.
— Иди ты в Бездну, — проворчал Оз, отодвигаясь. — Ненормальный.
Он сделал ещё шаг назад и обернулся.
— Кажется, Баскервиль пришёл.

Убедившись, что они отошли на достаточное расстояние и из окон их не будет видно, Винсент остановился и оглянулся.
Особняк Баскервиля располагался посреди болота. Сейчас, в жаркую летнюю ночь, над землёй поднимался сладко пахнущий гнилостный туман. Под ногами мягко приминался мох. Танцевали в отдалении от основных дорог и тропинок тусклые искры-огоньки: трясина была совсем рядом.
По мнению Винсента, обстановка была отвратительной. Оз же, напротив, рассматривал всё вокруг чуть ли не с восторгом. Ничего, пара-тройка заданий где-то на крупных северных болотах и все восхищения пейзажами быстро закончатся. Даже одного хватит, если надолго.
— Нам сейчас нужно будет обогнуть дом. Удобнее всего будет сделать это через тот кустарник. Понимаешь, о чём я?
Оз заверил, что понимает и в повторных объяснениях не нуждается.
— Но почему нельзя было пройти через дом? Баскервиль всё равно на приеме, а слуг тут не слишком много, насколько я помню. Ну или разделиться, не знаю.
Винсента передёрнуло. Он настолько привык работать в одиночку, что даже сейчас не мог не воспринимать Оза частью себя. Ненужной какой-то частью, вроде третьей руки между лопаток, конечно, но всё же частью. О том, что можно было бы разделиться, даже если от этого было бы больше толку, он не подумал.
— Пока у тебя...
— Стажировка.
— А, это так теперь называется? Так вот, пока у тебя стажировка, будь добр не лезть с советами. Получишь опыт.
— Лазания по кустам ночью на болоте, — в слабом свете не было видно, как он улыбается. Нехорошо как-то улыбается. Это раздражало. — Да, и в самом деле, бесценный опыт.
Кустарник Винсент присмотрел ещё в прошлый свой визит. Широкая полоса утыканных тонкими длинными колючками веток тянулась на несколько десятков метров, окружая особняк, и при необходимости через неё вполне можно было обогнуть здание. Правда, пробираться приходилось едва ли не ползком, да и днём им не особо удалось бы воспользоваться — кусты были относительно редкими.
А ещё прямо за ним проходила полузаброшенная тропинка через трясину. Чтобы попасть на неё и вернуться обратно, всё же надо было пробраться через кустарник, но всё же это было гораздо удобнее, чем проделывать в нём весь путь.
Озу он о тропинке сказать не успел. Только собирался, но тот уже успел углубиться и, судя по шуму, столкнуться с особой коварностью веток.

Оз выглядел злым и более чем достойным кисти художника, если бы тому для чего-то потребовалось запечатлеть на картине повзрослевшего подменыша. Или молодого лешего. Рядом с ним, встрёпанным, с застрявшими в волосах и одежде обломанными колючками и длинной царапиной на лице, Винсент, и сам не отличавшийся идеальным видом, чувствовал себя франтом.
— Не мог про тропинку сказать?
— Ты не догадался даже спросить, есть ли возможность идти не через кусты.
Оз фыркнул, переступил с ноги на ногу, выдернул из челки особенно раздражающую колючку и вдруг немного виновато улыбнулся и протянул Винсенту руку.
— Вообще да, не стоило быть настолько самонадеянным.
Винсент покачал головой и вложил ему в протянутую руку один из собственных револьверов.
— Держи. Смотреть на тебя жалко — кто же идет без ничего? Стрелять придется вряд ли, конечно, но для подстраховки лучше иметь. Застрелиться, если поймают, или ещё чего.
Оз взвесил оружие на ладони, провёл пальцами по светло-голубому галстуку и довольно ухмыльнулся.
— Так, запонки у меня новые, остальное не очень... Одолженное тоже есть... Хоть сейчас на свадьбу!
Невеста из тебя не ахти выйдет, знаешь ли. Английская примета: «Something old, something new, something borrowed, something blue»; т. е. «На невесте в день свадьбы должно быть что-то новое, что-то старое, что-то одолженное и что-то голубое».
Оз пожал плечами.
— И то верно.
Особняк возвышался над ними, слепо глядя тёмными провалами окон. Только под крышей тускло светилось робким болотным огоньком чердачное оконце. Винсент прижмурился, вспоминая.
— Третье окно слева на втором этаже. Снизу решетка, окно, как видишь, открыто.
Он сонно зевнул, сунул руку в карман и достал плотно спрессованный кубик. Оз наблюдал за ним.
— Ты что жуешь вообще?
— Ты успокоишься, если я тебя заверю, что это не наркотик?
— Нет.
Винсент приподнял брови и бросил обертку от кубика в кусты.
— Чай это. Восточный.
— И ты его ешь?
— Чтобы не спать, помогает. Но ты можешь ловить меня, когда будем лезть по решетке, незабываемые эмоции гарантирую.
Оз фыркнул, но промолчал.

Окно и правда было открыто, а кабинет — ожидаемо безлюден. К счастью, луна была полной, желтой и круглой, как глупый жирный блин. Оз, влезая, раздвинул шторы, и её ленивый свет позволял неплохо ориентироваться среди двух книжных шкафов, картотеки и стола.
Книжные шкафы ничего полезного не принесли. Следуя примеру Винсента, Оз добросовестно перетряхивал каждую снятую с полки книгу и даже проверял переплёты некоторых на наличие вклеенных в них конвертов, но единственным, что ему удалось найти, была записка семилетней давности, выцветшая и потому почти нечитаемая.
— В картотеке пусто, вообще дочиста выгребли, — мрачно подвёл итог Винсент.
Стол тоже был пуст. Они переглянулись.
— Может, тайник есть? — предположил Оз вполголоса.
Через полчаса поиска тайник действительно нашелся, причем достаточно просто и элегантно устроенный в одном из шкафов. И он тоже был пуст — не считая небольшого клочка бумаги, записки насыщенно-красными чернилами, различимыми даже в слабом лунном свете.
«Простите, господа, все документы в другом месте».
Винсент осел на пол и уткнулся в ладони, пытаясь сдержать смех.
— Ну хоть оригиналы мы не принесём.
— Оригиналы?
— Потом тебе расскажу, когда-нибудь. Барма будет в ярости, знаешь?
— Догадываюсь, — Оз сел рядом и ткнул его кулаком в бок. — Успокойся, а? Выкрутимся.

— Я правильно расслышал, что ты остаёшься с Винсентом?
Оз пожал плечами и переглянулся с напарником.
— В общем-то да, дядя.
— Разве что на одно задание.
— Да, последнее.
— Несомненно.
Оскар взглянул на то, как Оз старается исподтишка кинуть в Винсента скатанным в плотный комок уведомлением, и кивнул.
— Если вы так хотите.
— Очень, дядя, — заверил его Оз, притягивая к себе Винсентову вазочку с орехами. — Опыт, сам понимаешь.

@темы: заметки графомана, Pandora Hearts