Нет, Ассоль
бросил пить и продолбал эполеты
Название: Практика
Автор: Лорен Хансен
Бета: Koizumi-san
Фандом: Gravity Falls
Размер: драббл, 434 слова
Пейринг/Персонажи: human!Билл, Диппер
Категория: джен, преслэш
Жанр: AU
Рейтинг: PG-13
Краткое содержание: о горах и любимых способах убийства
Примечание/Предупреждения:
- секретные агенты!AU
- возможен ООС

Вопреки обыкновению, Билл не хлопает дверью. Здесь, в горах, так легко вызвать лавину — неосторожным звуком, слишком громким вскриком.
Лампочка, висящая под высоким бревенчатым потолком, то и дело мигает. Она готова погаснуть в любой момент, а вот Диппер — нет. У него ещё есть ради чего жить. Он прислушивается к окружающей их тишине и тянется перезарядить новенькую беретту. Ему страшно.
Брошенная Биллом книга вышибает оружие у него из рук и больно бьёт по пальцам.
— Ох, только не начинай, — закатывает глаза Диппер, но беретту послушно убирает.
— Хороший мальчик.
Билл всегда почти мурлычет, когда у него хорошее настроение. Ещё у него выкрашенные в яркий жёлтый цвет пряди, абсолютно сумасбродные планы и бесконечное хладнокровие. Билл Сайфер — один из лучших агентов их подразделения. Ходили слухи, что он год назад голыми руками победил двух агентов небезызвестного британского МИ-7. Диппер ещё не определился, верит ли он в это, а его шеф молчит.
В чём Диппер точно уверен, так это в том, что Стэнфорд Пайнс («дядюшка Форд» дома, «мистер Пайнс» в их подразделении) знал, что делал, когда отдавал решившего пойти по его стопам племянника Сайферу «в обучение». Билл не разменивался по мелочам. Надо объяснить Дипперу правила работы в экстремальных условиях? Дорогой Гидеон, я слышал, твой объект скрывается в горах, поменяемся — мальца надо научить!
В горах холодно и жутко — почти жутко, мысленно поправляет себя Диппер. Если Билл узнает о его страхах, то жизни ему просто не даст, а насмешки Билла страшней любой вьюги, даже той, которая воет снежным волком.
Мейбл часто говорила, что снежные волки уводят всех, кто их видел, к своей королеве.
Не то чтобы Диппер верил в сказки...
Если верить Биллу, нужный им человек прибудет сюда только завтра утром. При мысли о ночи среди вьюг и завываний Дипперу и впрямь не по себе.
— Мальчик, — тянет лениво лежащий поперёк кровати Билл. — Ты уже убивал кого-то?
Диппер мотает головой. Бил растягивает тонкие губы в улыбке.
— А ведь придётся.
Он перекатывается на живот и опирается подбородком о ладони.
— В первый раз будет сложно. Если хочешь быстро — целься в глаза или сердце, медленно — в живот.
Вопрос срывается с губ Диппера раньше, чем он успевает его до конца обдумать.
— Ты сам как предпочитаешь?
Билл отвечает не сразу.
— А это, мальчик, — говорит он, жестом указывая Дипперу лечь рядом с собой, — ты узнаешь первым, если вздумаешь меня ослушаться.
Диппер вытягивается возле Билла и глубоко вдыхает тяжёлый запах сосновой живицы и полыни. Он невольно вспоминает, что Пасифика — они расстались месяц назад, с некрасивым скандалом и обвинениями в сторону якобы укравшего Диппера агента Сайфера, — любила лёгкие, почти неощутимые цветочные ароматы. Впрочем, запах Билла нравится Дипперу даже больше.
— Не вздумай спать. — Тихо шепчет Билл. — Иначе узнаешь...
— Что?
— Как я люблю убивать, мальчик.

Название: Говори
Автор: Лорен Хансен
Бета: Koizumi-san
Фандом: Gravity Falls
Пейринг/Персонажи: human!Билл/Диппер
Категория: слэш
Жанр: AU, драма с элементами триллера.
Рейтинг: PG-13
Краткое содержание: то, что знает Диппер, способно разрушить мир.
Примечание/Предупреждения:
- сумасшествие персонажа
- возможен ООС

Он что-то знает, это Биллу известно точно. Он что-то знает, и это свело его с ума, и теперь Диппер способен часами сидеть на продавленной койке и смотреть прямо перед собой.
Иногда Билл жалеет его, но недолго. То, что знает Диппер, способно разрушить весь мир, способно создать новый мир, улучшить старый. Эти знания несут всё, и именно они нужны Биллу, те знания, груз которых разрушил его, Диппера, разум. А ведь Диппер был хорошим противником, с ним было так интересно играть!
Он мерно раскачивается, сидя на кровати. Растянутая металлическая сетка свисает почти до пола. Окно закрыто решёткой так, что больше напоминает лист металла с просверлёнными в нём дырками. Следы серого света на полу и стенах смешиваются с тяжёлым затхлым ароматом. Его знания убили Мейбл и свели с ума его самого, а теперь, если Билл не узнает, они разрушат мир. Биллу безразличен мир, но вместе с ним пропадёт и он сам, а этого он не допустит.
Говорить бесполезно, Диппер молчит. Просить, умолять, обещать вернуть Мейбл к жизни, стоять на коленях, угрожать, шантажировать — всё без толку, взгляд у него всё такой же бессмысленный. Если бы Диппер спал или хоть кивнул на его предложение, Билл бы пробился в его разум и узнал всё, что нужно, но он способен только раскачиваться, выдавливая из кровати скрипящие стоны.
Билл пошёл даже на то, чтобы переспать с ним: развязывать языки людям с помощью секса он умел мастерски, — но Диппер лежал послушной куклой и молчал, молчал, молчал.
С отчаянием Билл сталкивается впервые в жизни.
Он стоит на коленях у кровати Диппера и неустанно просит его говорить, прижимается лбом к его ладоням, покрытым липким потом.
— Всё, всё что хочешь, — с жаром говорит он. — Всё, только скажи, только говори, не молчи, не молчи!
Диппер шевелится, и Билл поднимает голову. Диппер качает головой и открывает рот.
У него нет языка, понимает Билл, и истерично смеётся. В мелкие просветы окна сыплются обломки неба.
У Диппера холодные руки, которыми он вцепляется в запястья Билла и открывает рот, пытаясь крикнуть, объяснить, рассказать, но не может издать ни звука, а мир рушится и крошится в пыль.
Билл зажимает ему рот ладонью, понимая, что они всё равно не успеют ничего сделать, даже если Диппер вдруг заговорит. Он не хотел бы умирать так, но если выбора нет...
Прежде чем его рассеивает в Замирье, Билл хохочет и впивается в ледяной рот Диппера болезненным поцелуем-укусом.

Название: Без границ
Автор: Лорен Хансен
Бета: Koizumi-san
Фандом: Gravity Falls
Размер: драббл, 455 слов
Пейринг/Персонажи: Диппер/Мейбл, Мейбл/Пасифика
Категория: гет, фемслэш
Жанр: драма
Рейтинг: PG-13
Краткое содержание: любовь Мейбл слишком безгранична.

Любовь Мейбл — жадная и всеобъемлющая, её хватает на всех: на Диппера и на Пухлю, на Суса, на прадядю Стэна, на Венди, на Пасифику, и иногда Диппер думает, что мироздание должно было отсыпать его сестре чуточку меньше любви. Совсем на капельку — так, чтобы не хватало на Пасифику, но было достаточно всем остальным.
Или дать Дипперу другую любовь, более братскую.
Мейбл с серьёзным лицом поправляет складки платья, но не выдерживает и улыбается. Она поднимает руку, чтобы коснуться тяжёлой серёжки, но не успевает — Диппер перехватывает её ладонь и касается губами пальцев.
— Дурак, — шипит Мейбл, взглядом указывая на сидящих рядом родителей, но руку не выдёргивает. — Увидят же!
«Ну и пусть!» — думает Диппер, целуя подушечку мизинца. Мейбл зачарованно вздыхает, глядя на него.
Диппер хочет сестру себе — чтобы всю и без остатка, который может подхватить кто-то ещё. Тело и душу, сердце и помыслы, чтобы не чувствовать следы той, другой: шлейф слишком вычурного для его сестры парфюма, навязчивое ощущение чужих губ при поцелуях, неприятные и призывные видения чужих рук на её теле.
Они говорили об этом, и не раз. Мейбл вскакивала со своего места и начинала ходить по комнате, хватая всё, что под руку попадётся, и указывая на Диппера то карандашом, то фарфоровой статуэткой, то недоеденным яблоком.
Он стоял на своём.
— Честно говоря, мне это не нравится.
И всё заканчивалось одинаково: Мейбл вздыхала, целовала его и обещала не видеться с Пасификой. Никогда-никогда, честно-честно!
Её «никогда» длилось неделю. Тяжёлую, мучительную, с начинающейся на третий день апатией и плачем, о котором Дипперу знать вроде бы не полагалось. На восьмой день Диппер качал головой и сам отправлялся за Пасификой.
Любви Мейбл хватает на всех, и на них двоих тоже хватает. Только вот Дипперу этого мало — схватить бы сестру, запереть в шкатулку и никому не отдавать. И ведь Диппер может такое сделать, но не хочет.
Любовь у Мейбл такая же, как и она сама, — не терпит границ.
— Меня всё устраивает, — ответила как-то Пасифика на его незаданный вопрос. — Во всяком случае, я привыкла.
Диппер тоже привык, но не до конца.
Пасифике принадлежат её дни. Дипперу — ночи. А сердце обоим, и там, кажется, достаточно места для всех, но Дипперу всё равно тесно, и душно, и жарко, и обидно. Он скользит языком по её раскрытой ладони, ощущает пальцами биение пульса на запястье.
Краем глаза он видит, как Мейбл старательно притворяется, что «Травиата» — интереснейшее представление в её жизни. Диппер отрывается от её руки и кивает в сторону выхода из ложи. Мейбл вновь улыбается, на этот раз одними уголками губ, что-то шепчет матери и выходит следом за братом. Глаза у неё блестят коварно и, если приглядеться, чуть возбуждённо, щёки слегка розовеют, и она жадно облизывает губы.
Второй акт только начался. У них достаточно времени, а уж тихую нишу, спрятанную за насыщенно-бордовыми занавесями, Диппер нашёл ещё в их прошлый визит в театр.

Название: L`assasymphonie
Автор: Лорен Хансен
Бета: Koizumi-san
Фандом: Gravity Falls
Размер: драббл, 540 слов
Пейринг/Персонажи: Билл Сайфер, Стэнфорд Пайнс
Категория: джен
Жанр: даркфик с отзвуками сюрреализма.
Рейтинг: R
Краткое содержание: у Стэна нет музыкального слуха.
Примечание/Предупреждения:
— L`assasymphonie (фр.) — игра слов assassin (фр. "убийца") и symphonie (фр. "симфония").
— по заявке с инсайда «А ещё, если можно, какой-нибудь дарк с Биллом и Стэнфордом.»
— возможен ООС

Труднее всего сломать того, кто готов умереть за свои убеждения.
«Легенда об Искателе»


Звук получался глухой и неаккуратный. Он словно бы вяз в редких солнечных лучах, пробивающихся сквозь плотно закрытые шторы — где-то их, должно быть, прогрызла моль. Не могла не прогрызть.
До. Ре. Фа.
Клавиши нажимались туго, вязли в набившейся за годы пыли. Сколько он не был в Гравити Фоллс? Два года? Три? Пять лет?
Это был инструмент Стэнли. Брат хорошо играл: пальцы словно летали над клавишами, и те отзывались на легчайшее его прикосновение. А Стэн играть не умел и уехал подальше от города, дома и пианино на долгие годы, лишь бы только...
… не думать...
… добыть хоть часть необходимых средств. Он преступник, мошенник, известный в шести штатах, и везде под разными именами. Но Стэнфорд Пайнс из Орегона чист перед законом и играет на пианино в заброшенном доме. Почему его не было так долго? Неважно, жители городка не спросят. Забудут, что он уезжал.
Ре. Ля. Ми.
Тот — за его спиной. Не истлел, как тонкая хлопковая салфетка, не рассыпался пылью, как умерший от недостатка внимания цветок в горшке. Тот способен на многое.
Тот управляет пальцами Стэна. Звук перестаёт вязнуть, становится громким, звонким и ощутимо горчит на языке. От него пахнет какой-то дрянью, и у Стэна ведёт голову. Тот пользуется этим.
Си. До. Фа.
Звук разлетается по комнате, бьётся о стены, гулом отдаётся в Стэновой голове. Пальцы вязнут: вместо клавиш у пианино пульсирующая плоть, ноты разбрызгиваются каплями крови и оседают на дорожной одежде. Он не успел переодеться...
…оставлял себе путь для отступления, чтобы уехать в любой момент и больше не возвращаться...
… сразу приступил к осмотру дома. А что Тот? Ждал, пока он подойдёт к инструменту или следовал за ним с тех пор, как Стэн захлопнул за собой двери?
Тому мало его пальцев. Ему нужно всё тело, весь контроль, вся власть, и не только над Стэном. Тот хочет весь мир.
«И пару коньков в придачу», — думает Стэн и эта мысль настолько нелепа, что он смеётся. Пальцы взлетают над клавишами, как у него не получалось даже в детстве, со стоящей за спиной учительницей. Вверх — и вниз, исторгая не ноту: вопль. Инструмент живой, руки Стэна грубы и Тот только добавил им жёсткости. Любой звук раздирает плоть клавиш, ладони у Стэна в крови: багряные перчатки, не дающие тепла.
Звук растекается болью. Горячая плоть облегает пальцы, втягивает внутрь, молит о помощи. Тот не знает жалости, для него всё — игра. По меркам вечности он ребёнок. Жестокий, ломающий игрушки, ребёнок. Ему просто весело смотреть, как они ломаются.
Ломаются изнутри — Тому совсем не интересно тело. Он любит играться с разумом, раскладывать всё внутри по порядку. Только вот порядок Того — самый настоящий хаос, в котором ориентируется только он. Но как мастерски!
Пианино живое и дышит. Каждый звук убивает его, неловкие пальцы Стэна рвут в клочья. Стэн понимает, что это всего лишь иллюзия, наведённая Тем, но разве от этого легче?
В окна стучится ночь. Стэн обязательно...
...уедет, как только Тот покинет его тело..
...останется в Гравити Фоллс, в заброшенном доме брата. В конце концов, всё, что он делал в своих странствиях, было ради семьи.
И Тот — брат, кажется, говорил, что его зовут Биллом, — исчезнет. Сгинет навек, рассеется, как вопль боли, звук от пианино. Но сперва...
До. Ре. Фа.

@темы: заметки графомана, Gravity Falls